воскресенье, 14 января 2018 г.

Комаровка

Есть такие деревни, куда не ходит общественный транспорт. Автобус в Комаровку ходит раз в неделю - всё равно что не ходит. Расстояние от федеральной трассы - 6 км. До ближайшей деревни, где останавливаются междугородние автобусы - 8 км. Вспоминаю слова одного человека из отрезанного нанайского села: "На севере автостоп не спасёт." Но здесь нет другого выбора, придётся добираться автостопом из ближайшей деревни Руновки - хорошо, здесь уже не севера, зима относительно сносная, и можно дойти пешком. Автостоп - ненадёжный способ перемещения, и надо всегда планировать неблагоприятную ситуацию, когда никто вас не подберёт, и весь путь придётся прошагать своими ногами - слабо зимой 8 км со всеми вещами? Я давно не ходил ни в какие походы, но жизнь заставляет.
Кстати, в самой Руновке отказались проводить мой концерт - чего-то они испугались. Но сперва были согласны. Когда спросил, что их не устраивает, мне ответили, что мы вас не знаем, кто такой и что за репертуар. Когда им скинул адрес сайта, отказались уже твёрдо. Дело хозяйское. В соседней Комаровке мы утвердили концерт в школе, участие в сельском фестивале, чаепитие, ночлег в ДК - всего-то деревенька в стороне от федеральной дороги.
Ходят слухи, что вокруг посёлка Кировский, где мне надо пересаживаться на проходящий, будут строить объездную дорогу. Такая перспектива удручает местных. В автостанции висит объявление: "Уважаемые пассажиры, в связи с низким пассажиропотоком автокассу могут ликвидировать, и автостанция будет закрыта. Убедительная просьба приобретать билеты в автокассе." Ну а пока ничего не закрыли и не построили объездную, два ДК и две поселковые школы отказались от концерта под разными предлогами. Дом Культуры, который на окраине посёлка, вообще слукавил - сперва дали добро, потом отказались по причине плотного графика мероприятий и репетиций. Сотрудница ДК в Преображенке слышала мой телефонный разговор и сразу дала комментарий: "Брехня это всё. Ничего у них не проводится."
Ближайшее село Увальное на федеральной трассе тоже дало отрицательный ответ. Но сперва поинтересовались: "Патриотические песни есть? Ну, мы подумаем." Такой ответ символизирует отказ - можно было не перезванивать через два дня.
Невольно закрадываются подозрения: а не дошли ли до этих мест известия из тех поселений, где были случаи срыва моих концертов, и где распускали дурные слухи? Но можно сделать один прогноз: когда федералка проляжет стороной всех этих проезжих деревень, у них всех диаметрально изменятся культурные вкусы, и можно будет им спокойно звонить, предлагать концерт - не откажутся. А на сегодня здесь вышла та ситуация, которая чуть не вышла с Бикином: приехал в райцентр, дал несколько концертов вокруг, а в самом райцентре так и не выступил. Закономерность прослеживается: чем меньше гостей, тем лучше гостеприимство.
Уезжал рано утром из Павло-Фёдоровки. В Кировском пересел на проходящий, доехал до Руновки и двинул пешком. Было относительно тепло. До поворота идти 2 км. После поворота прошёл ещё километр с небольшим, голосовал и сел в проходящую машину. Это была третья проходящая в Комаровку. Первый микроавтобус сказал, что гружён под завязку, вторая проехала мимо, третья взяла меня. Работает автостоп зимой, даже с моим багажом, что ни говори.
Довезли до школы. Школа 9-летняя. Концерт собрали на 6-м уроке в спортзале. Школьников было несколько десятков. Ни разу ещё не выступал в спортзале с пещерной акустикой - можно ревер у себя не включать. По ходу концерта интересовался, не сильно ли размазаны мои слова. Всё хорошо понятно, о чём пою? Сказали, что всё нормально. После песни про палача ко мне подошла сотрудница школы и передала просьбу директора, что ещё одну песню, и всё - детям надо учиться дальше. Это мог быть предлог отмены выступления по причине репертуара, а мог и не быть. Почему именно после палача меня попросили? Потом поднимался к директору прояснить свои подозрения. Она сказала, что у детей ещё седьмой урок, отрывать от занятий их не можем. Я предложил: давайте продолжим концерт после седьмого урока, если кто ещё останется в школе. Директор зашла в 8-й класс:
- Вы хотите продолжения концерта?
- Хотим!
Вопрос решили, мои подозрения не подтвердились. После 7 урока играл всю оставшуюся часть программы школьникам, которых оставалось чуть более десятка человек. Получился большой антракт продолжительностью в целый урок, но он разгрузил моих слушателей. Была исполнена вся программа без сокращений, и почти никто не порывался сбежать раньше времени. Зрителям понравилось, но связь с ними потерялась из-за отсутствия проектора. В конце выступления только заметил, что в спортзале висит небольшая доска - надо было на ней написать адрес сайта.
Ночевал в ДК, который почти новый и считается одним из лучших в районе. Директор - строгая женщина, но ответственная и любит порядок. Предупредила, чтобы закрывался и гасил свет, иначе местная молодёжь покоя не даст - будут требовать дискотеку. Местных назвала бандюками.
По сообщениям из других сёл, молодёжь в Комаровке спивается. В это трудно поверить. Школьники никогда в целом не производят на меня удручающего впечатления на концерте, когда не шумят. Но для многих из них обычная школа - единственное место, где они могут себя чувствовать в относительной безопасности и имеют возможность по-человечески общаться.
После мне рассказывали грустную историю. Один школьник 14 лет просил своего дядю забрать его из этого места, иначе он сопьётся здесь. Его спросили:
- Да как ты можешь пить? Тебе 14 лет.
- Здесь все пьют!
Любой адекватный человек скорее сбежит отсюда, потому что не с кем даже просто поговорить нормально. А для несовершеннолетнего, как бы он ни сопротивлялся социальному давлению, это тяжело вдвойне - его будут понуждать делать так, как делают все. А он ещё слаб протестовать и отвечать решительным отказом. И сбежать сам он никуда не может. Поэтому число подростковых самоубийств в таких местах имеет высокий уровень. Вина за такую ситуацию, конечно, на взрослых, которые создают и поддерживают подобную среду с такими отношениями. Исправить можно только повышением уровня человеческой культуры. Но никак не повышением уровня жизни, как думают многие. Вопросы выживания должны заканчиваться, когда человек накормлен, имеет одежду и крышу над головой - с этим проблем нет почти ни у кого. Все остальные проблемы имеют корень в духовной сфере человека.
Однако учитывая крайне низкое наполнение сельских школ, каждому ученику уделяется больше внимания, чем в городской школе. Когда в классе 5 учеников, то намного проще с каждым заниматься индивидуально. Если школьник не поддаётся общей атмосфере сельского упадка, много общается со старшими учителями, то он становится более человечным и разумным. Я помню ещё в институтское время студентов, приехавших из деревень - спокойные, не заносчивые, а девушки очень отзывчивые. Если эти молодые люди не убивают себя алкоголем, то потом добиваются высот в жизни.
На следующий день проходил небольшой сельский фестиваль в Доме Культуры. День был субботний. Приехали участники из соседних сёл. Я по ходу дела помогал отстроить звук на местной аппаратуре - с пониманием этих вещей в деревнях всегда туго. Когда отстраивался сам, пробовал репетировать на сцене, ко мне подошёл человек из зала и пожал руку. Но был он явно с бодуна и дышал перегаром. Потом оказалось, что это тоже участник фестиваля. Он склонился над моим ухом и спросил: "Ганджубас будешь?" Больше я с ним не общался. Он исполнял на концерте две вещи в стиле шансон под минусовку.
Практически все выступали под минус. Звучали только попсовые мелодии. Танцы были под фонограмму. Без сопровождения играл только я. А зачем утруждать себя обучением на баяне, гитаре и балалайке, как в старые времена, если можно просто воткнуть флешку и нажать "плэй"? Чтобы победить повальную халтуру, лень и бездарность, нужно вводить запрет на любые фонограммы на музыкальных фестивалях. Но тогда не наберётся участников, потому что никто ничего толком не умеет. Ситуация запущенная.
Я уезжал почти сразу после выступления на машине с участниками из Шмаковки. Потом со Шмаковки добирался автостопом до Павло-Фёдоровки.

Комментариев нет:

Отправить комментарий