воскресенье, 14 января 2018 г.

Биробиджан

В двухстах километрах к западу от Хабаровска находится уютный город Биробиджан. Столица Еврейской АО. Только из-за красивого названия улицы Шолом-Алейхема уже стоит посетить этот город, в котором даже кондуктор автобуса носит пейсы. Городок на речке Бира - родина моих предков по отцовской линии. Я сюда приезжал с концертами много раз. Но в последнее время не получалось ничего организовать, и последние года полтора проезжал мимо.
Меня приглашали этим летом на бардовский фестиваль, и я с большой охотой принял участие. Но к вечеру сбежал с фестивальной поляны, когда там началась пьянка, чтобы, на ночь глядя, искать ночлег. Зашёл в один летний бар возле моста, заговорил с отдыхающими там людьми. Среди них был пожилой бывший работник органов. Пообщавшись со мной, он потом шутил кому-то по телефону: "Его надо или женить, или в тюрьму." Потом заехал за мной на машине мой родной дядя, который сейчас проживает здесь.
В этот раз искал варианты сольного концерта. К сожалению, многое уже раньше было перепробовано: библиотеки, выставочный зал и другие места. Связывался с прилегающим посёлком Птичник - концерт провести могут, но горячего желания я у них не обнаружил. Всё упирается в оплату труда сотрудников. Днём в рабочее время - пожалуйста. Вечером - оплатите нам. Платные услуги, кстати, не являются гарантией хорошей организации и проведения анонса. Чаще наоборот. В таких сомнительных ситуациях я стал без сожаления переигрывать с местом проведения, если есть более удачная альтернатива. При этом не обязательно ставить в известность прежних организаторов - они всё равно не перезвонят и не поинтересуются, куда я пропал от них.
Нашлось другое место - арт-пространство "Кухня". Типичное антикафе. Моё предложение их заинтересовало. Собирать народ будем совместными силами.
Как только прибыл утром на поезде, отнёс вещи своему другу Виталию, местному барду, и начал обход школ. Всего обошёл 5 школ, и нигде мне не отказали сделать объявление. В Биробиджане вообще школ больше, но меня хватило только на несколько, пока время не подошло к обеду. В одном лицее сотрудница проявила самое живое участие, и я сейчас думаю, спустя время, неплохо бы провести концерт именно в этом лицее. Нужно иметь дело только с теми людьми, которые стараются изо всех сил ради тебя. Нужно подгонять под них свои планы. В школах несколько раз принимали за своего - решили, что я местный. В каком-то отдалённом смысле они правы. Одна школьница даже хотела учиться на гитаре и спрашивала, даю ли я частные уроки.
В лицее давал импровизированный концерт на большой перемене. Детям важна не только сама музыка, но и контакт с человеком. Они хотят подойти близко, посмотреть на него вплотную, задать самому вопрос (спрашивают, как правило, одно и то же), взять автограф. Когда прозвенел звонок, и все разбежались по классам, мне позвонили:
- Здравствуйте. Глава Тырминского сельского поселения беспокоит. Извините, я был недоступен - телефон был выключен. Пожалуйста, расскажите, что произошло? Что там наши люди натворили?
- Всё как есть рассказать?
- Да, расскажите всё, как есть.
Рассказал всё, как было. Глава сказал, что виновник приходил домой в невменяемом состоянии. Его отцу всё передали, и он проводил с сыном беседу. Глава интересовался также, действовал ли виновник один, или с кем-то, он взял только эту денежную сумму, или что-то ещё. Я успокоил главу: "Он вернул деньги вчера. У меня претензий нет. За моральный ущерб я ничего не прошу. У меня всё хорошо - концерты каждый день." Чего ещё надо? Столько людей хотят тебя увидеть и потом провожают. Всё неприятное быстро забывается. А того нерадивого человека остаётся только пожалеть - он в итоге остался один на один с порицанием односельчан и самых близких людей. Глава долго извинялся за произошедшее. Пришлось успокаивать главу. Бывает. Я не в обиде на ваш посёлок из-за одного человека. Концерт прошёл замечательно - это самое главное. А вы мне оказали большую услугу. Мне больше ничего не нужно.
На вечерний концерт в "Кухню" пришло чуть более 20 человек - немного. Я ожидал более высокий результат после анонса в 5 школах. Говорят, подвела холодная и ветреная погода. Хорошо бы, если так. Мой друг Виталий, который меня принимает у себя дома, сказал, что аудитория была очень хорошая - школьники приятные. Всё-таки не количество важно. Оставалось к концу чуть менее десяти. После концерта некоторые из школьников вышли на меня в соц. сетях.
На следующий день я ездил в Аур давать концерт, но к вечеру возвращался в Биробиджан снова, чтобы заночевать у одних хороших друзей, которые на данный момент живут здесь. Про эту необычную семью стоит рассказать. С Ниной я познакомился давно на слётах славянской традиции. У неё три высших образования. Одно время долго жила в Корее. Человек она пытливый, редкого ума. Что её толкнуло плюнуть на всё и уехать в глухую тайгу к Петру, который намного старше её и много лет ведёт отшельнический образ жизни - это далеко от обывательского разумения. В глухой тайге нет ничего комфортного для жизни: ни электричества, ни тепла, ни связи. У них там даже избушки не было - только зимовьё. В полном отрыве от цивилизации они посвящали время беседам, чтению книг, духовным практикам. Периодически к ним наведывались сотрудники спецслужб и грубо шмонали их - даже в сорока километрах от ближайшей станции сложно укрыться от людей. Прошло какое-то время, на свет появился сынок Гор с двумя вертикальными венами на лбу. Чета перебралась в город. Одно время жили в Хабаровске, но потом переехали в Биробиджан. Со стороны это очень непростая семья. У них совсем не такие, как у большинства людей, понятия о смысле человеческой жизни. Понимание они находят только в среде таких же отважных искателей. Часто посещают слёты славянской традиции. Иногда Нина ведёт их сама.
Виталий однажды видел Нину на одном из прошлых не совсем удачных концертов в Биробиджане. Потом встречал её несколько раз в городе, но она на контакт не шла. Интересовался у меня по поводу Нины, говорил при этом, что она какая-то потрясающе красивая женщина. Я отвечаю ему: "Ты вообще в курсе, кто она такая?" Рассказываю про неё - у того глаза на лоб.
Более всего поразительное и сложное для понимания в отношении этих двух людей - их абсолютная верность друг другу. Нередко Пётр уезжает в тайгу на длительный срок - полгода и более. У него нет связи с женой никакой - Пётр не пользуется сотовым телефоном. Если спросить у Нины, где её муж, скажет, что где-то там, в тайге, сама толком не знает. Но при этом не показывает даже тени сомнения и беспокойства. Муж есть. Расстояние при этом не играет вообще никакой роли. Они давали друг другу слово верности - слово крепче всяких печатей.
Когда я попросился к Нине остаться на ночь, она мне сообщила хорошее известие: "Петя дома с ребёнком. Приходи, очень ждём." Пётр открыл мне дверь и обрадовался сюрпризу встретить меня. Ему уже около 60 лет, а всё такой же подтянутый и крепкий. Бодрый голос. Вообще, Нина и Пётр выглядят намного моложе своих лет.
Сыну 5 лет, уже общается вовсю. Пётр говорит, что сын его забывает из-за слишком долгих разлук.
Приученный к аскетичному таёжному быту, Пётр угощал меня лепёшкой по-простому. Состав - мука и сода. Даже соли не клал. И я открыл для себя, что простая еда может быть очень вкусной.
Пётр повидал много погибающих поселений. Нищета толкает людей на преступления и алкоголь. "Смысл жизни потеряли," - так он оценивает состояние жителей. Случалось, его тоже грабили на северах. Происшествие в Тырме - обычное событие для этих мест.
Ещё Пётр знает староверов. Они приезжают в Биробиджан торговать. К староверам в поселение из чужих в основном только медик ездит. От прививок они наотрез отказываются. Староверческой молодёжи приходится трудно по причине социальной изоляции. Хочется общаться. Многие потом отпадают и перебираются во внешний социум. Но здесь им тоже приходится несладко. С Ниной в супермаркете работает девушка из семьи староверов. Ей тяжело работать с людьми, которые матерятся, проходя мимо кассы. Наше общество сегодня таково, что здесь трудно воспитанному человеку. Староверы, как культурный заповедник, стоят твёрдо и не вымирают по причине больших семей и высоких убеждений. Их дети не ходят в школу - они сами занимаются образованием своих детей. В поселении есть человека три за это ответственных.
Можно попытаться попасть к этим удивительным и необычным людям, если поговорить с ними. Я попросил Петра, если он встретит староверов на рынке, связать их со мной. Ради такого дела стоит специально приехать в Биробиджан. Если они захотят меня принять у себя, то заберут на машине в своё село. Если всё получится, то будет о чём рассказать хорошем. Культурные очаги посреди пьянства и разрухи - единственное, что заслуживает серьёзного внимания.

Комментариев нет:

Отправить комментарий